Найдено место в Кыргызстане,
где нет преступлений!
Но вы там жить не захотите
Найдено место в Кыргызстане,
где нет преступлений!
Но вы там жить не захотите
Тут уже два года никто не преступал закон. Свадеб здесь не праздновали несколько лет. Покупка соли или хлеба займет полтора часа: до ближайшего магазина придется идти 7 километров по бездорожью. А ведь когда-то в поселке кипела жизнь…
Старое изваяние Ленина смотрит на развалины кинотеатра и хватается за сердце. Полуразрушенные здания — визитная карточка поселка Бордунского, самого малочисленного в Кыргызстане.

Жители предпочитают называть поселок Кашка. Они даже не знают, сколько стоят их дома. Бросают жилища на произвол судьбы, лишь бы вырваться из этих мест. В лучшие годы тут жили 4 тысячи человек, сейчас едва ли сотня наберется.
Прямо у развалин кинотеатра двухэтажный детский садик. Он закрылся лет двадцать назад — тогда в поселке почти не осталось детей. Сейчас в здании живет Зарина Берсигурова с мужем и тремя ребятишками.

"Я здесь родилась, когда-то мои родители работали на местном заводе. В этом здании мы с мужем живем несколько лет, получилась как бы трехкомнатная квартира. За жилье никому не платим. Тут неплохие условия: есть вода и свет", — рассказывает женщина.
Иногда ее муж уезжает на заработки в Бишкек или Москву, но сейчас он не у дел. Зато у семьи небольшое хозяйство: куры и коровы. В самом поселке работы нет совсем.

"Раньше в этом здании еще одна семья жила, но потом съехала. Сейчас тут намазкана. Сюда на даават приходят не только местные жители, но и из Орловки приезжают. Несколько раз пытались открыть мечеть, но денег нет", — сокрушается мать троих детей.
Денег здесь нет не только на мечеть: в поселке не найти ни одного магазина. Чтобы купить лепешку или масло, приходится идти пешком 7 километров до Орловки. Люди везут продукты на санках.
Маршрутка в Бордунском появляется два раза в день: в 7 утра и в 13.00. Она отвозит нескольких школьников в Орловку — местную школу потихоньку разбирают на кирпичи. Шестерых дошколят посменно довозит до детского сада кто-то из родителей.
Пенсионерка Сайраш Токушева жалуется, что зачастую они остаются без врачебной помощи.

"Мы все работали на заводе, на вредном производстве. Случись что, "скорую" не дождешься. Добираться до больницы приходится либо пешком, либо на такси. Это дорого — водители из Орловки берут 200 сомов за какие-то 7 километров", — сокрушается женщина.
Когда-то на горно-металлургическом комбинате (сейчас он называется ОАО "Кыргызский химико–металлургический завод") трудились 4 тысячи жителей Кеминского района. После развала СССР он закрылся.
По словам бывшего работника завода Дуйшенбека Айылчыева, где-то в 95-м люди поняли: все кончено. Уехали все, кто мог.

"Завод был богатый, процветающий. Теперь, кроме скота, и заняться здесь нечем. Живем за счет пенсий. Все про нас забыли, хоть помирай!" — рассказывает пенсионер.
Нам удалось встретить милиционера. Он сам из Орловки, но в его ведении находится и Бордунский. Имя свое страж порядка не назвал.

— За этот год не зарегистрировано ни одного преступления, и за прошлый тоже. Мы проводим профилактические мероприятия, чтобы их избежать.
— Может, некому их совершать?
— Ну да (смеется).
За последние семь лет тут не родилось ни одного малыша, не сыграно ни одной свадьбы, не приехал ни один новосел.
…Каменный Ленин смотрит на развалины. Несколько лет назад его все-таки хотели снести, вот только руки не дошли.

Грустный текст, не так ли? Чтобы как-то взбодриться, почитайте о гениальных детях из кыргызстанской глубинки.
Автор
Асель Минбаева

Руководитель
Эрнис Алымбаев

Фото
Эмиль Садыров
Табылды Кадырбеков

Видео

Эмиль Садыров

Дизайнер

Даниил Сулайманов