Здесь была массовая бойня — непростая история Таш-Кумыра
Под этим городом лежат несметные сокровища, настоящие природные клады. Правда, едва ли ташкумырцам от этого легче
Здесь была массовая бойня — непростая история Таш-Кумыра
Под этим городом лежат несметные сокровища, настоящие природные клады. Правда, едва ли ташкумырцам от этого легче
"Апа!" — кричал пятилетний мальчик изо всех сил, пытаясь сквозь слезы разглядеть в лицах бегущих людей знакомые черты. Никто не обращал на него внимания — каждый в приступе животного страха бежал прочь от горящего города. Отовсюду раздавались выстрелы.

"Эй, алтыным, ну-ка, иди ко мне!", — сгребла его в охапку старенькая соседка. Так они вместе с нескончаемым караваном людей ушли на юг. Уже позже мальчику расскажут, что всю его семью расстреляли басмачи…

Редактор газеты "Таш-кумырский вестник" и автор книг по истории города Сатыбай Каратаев повествует о родном крае так интересно, будто сказку на ночь рассказывает. Судьба у города действительно нелегкая.

Еще в начале ХХ века дельцы Российской империи, Бельгии и Англии узнали об этом месте одну вещь: достаточно немного копнуть, и под землей покажется уголь. Жизнь здесь закипела: рыли котлованы, открывали шахты. После Октябрьской революции все предприятия были переданы государству.

Настоящая трагедия развернулась в 20-х годах, тогда там жили уже 7 тысяч человек. В один из дней земля под Таш-Кумыром окрасилась кровью.
"Отряд басмачей во главе с Аманом-палваном напал на город. Над Таш-Кумыром запылало пожарище из подожженных угольных бассейнов. Людей расстреливали на улицах, немногие спасшиеся бежали в Наманган", — рассказывает писатель.

В исторических хрониках басмачей описывают как беспощадных убийц, которые могли устроить козлодрание с телом ребенка или набить живот беременной соломой, вытащив предварительно плод.

Несколько месяцев город был во власти жестокого Амана, а потом Таш-Кумыр отбил красноармейский отряд кавалеристов. Амана-палвана впоследствии расстреляли. Когда в 30- годах страсти немного улеглись, добычу угля возобновили.
25 сомов за мешок угля — будни апачей
25 сомов за мешок угля — будни апачей
— Нельзя сюда заходить!

— Эже, мы тут просто поснимаем, ничего трогать не будем.

— Ай, ладно. Снимайте. Это ж не я разграбила.

Мы без труда попадаем внутрь бывшего здания шахтоуправления. Чтобы убрать проволоку, которой были связаны ручки дверей, понадобилось минуты три.
Когда-то, всего лет 40-50 назад, тут вершились великие дела. Таш-Кумыр грозился догнать и перегнать Кузбасс, в год шахтеры добывали до миллиона тонн каменного угля. Для сравнения, сейчас по всей стране добывают меньше 250 тысяч. Кстати, под таш-кумырскими холмами угля как минимум на 30-50 миллионов тонн.

"Не чисть ленту на ходу — опасно!" — до сих пор предупреждает висящий на стене шахтоуправления плакат. Они здесь разбросаны повсюду: стильные, советские. Вообще, если покопаться, здесь можно найти много занятных документов. Например, среди пыли, досок и противогазов белеют медицинские книжки шахтеров.

А вот отыскать в трехэтажном здании хоть что-то металлическое невозможно: нет ни одной батареи, даже щитки выворочены с корнем.
Слово "апачи" (так называют североамериканских индейцев) стало использоваться в Таш-Кумыре в 90-х. Так называют здесь добытчиков угля, которые работают без лицензии. Их много и сейчас.

Чтобы разработать гору и добраться до угля, Айбеку (имя изменено) и двум его друзьям пришлось заплатить владельцу бульдозера 600 тысяч сомов. Каждый день сюда приходят 8 человек и кирками добывают твердый уголь.

За мешок топлива работникам дают 25 сомов — в среднем они зарабатывают по 500 сомов в день. Трое парней-бизнесменов перепродают 40-килограммовый мешок уже по 130 сомов. Они признаются, что это не очень выгодный бизнес.
"Я тут работаю с углем, а дома у меня нет ни мешка. Пока не заработал. Да, труд у нас опасный, но, кудай сактасын, обвалов давно не происходило", — рассказывает он.

При съемке "апачей" половина нашей съемочной группы стояла в слезах. Нет, вовсе не из сентиментальности, просто пыль от угля жутко раздражает глаза. Частички его попадают в легкие, трудно дышать — работа здесь убийственная.
Таш-кумырским углем отапливается узбекский город Наманган. Топливо поставляется туда поездами. С начала года с городской железнодорожной станции туда отправили уже 1 100 таких вагонов, в каждом по 70 тонн.

"Из-за того что у нас практически нет своих, кыргызстанских вагонов, отправляем в основном узбекистанские. Из-за этого покупатели угля сами приезжают из Намангана. Но говорят, вскоре появятся и наши вагоны", — рассказал кассир южного отделения "Кыргыз темир жолу" Эдиль Ибраимов.

Узбекистанцы отдыхают в стороне, наблюдая за тем, как грузят топливо. Жобыр Нишанов один из них. Он признается, что таш-кумырский уголь в Намангане берут охотно.
"С начала года я отправил туда уже 86 вагонов. Хочу поблагодарить президента Узбекистана Шавката Миромоновича Мирзиёева и президента Кыргызстана... за то, что для предпринимателей созданы все условия", — отмечает бизнесмен.

На предпринимателя нападают местные партнеры: неужели забыл имя главы государства Кыргызской Республики?! Тот замялся. Мы уже сворачиваем технику в сумки и собираемся уходить. "Смонтируйте так, будто я и Алмазбека Атамбаева тоже назвал! Вы точно не забудете поблагодарить президентов от моего имени?" — уточняет напоследок бизнесмен. Конечно не забудем!
Недвижимость, которая не стоит ни копейки
Недвижимость, которая не стоит ни копейки
Очевидно, что хозяева заброшенной квартиры когда-то были здесь счастливы. В пыли выделяется остов добротной металлической кровати. Когда-то в старом бешике спал малыш — люди не пожелали забрать с собой в новую жизнь колыбель.

Весь последний этаж этой хрущевки пустует: легче за 5-6 тысяч долларов купить пригодную для жизни "двушку", чем отремонтировать покинутые жилища. В Таш-Кумыре легко найти заброшенную недвижимость, есть даже вымершие районы.

Согласно официальной статистике, в городе проживают 22 тысячи человек. Но сколько из них сейчас живет за рубежом, присылая деньги оставшимся тут родственникам, не знает даже Нацстатком.
Сейчас Таш-Кумыр немного ожил после страшных 90-х. Жители вспоминают, как когда-то тут были всего пять детских садов и неприглядная нищета. Теперь стало легче: жизнедеятельность города поддерживается за счет угля и переводов трудовых мигрантов.

Вдалеке виднеется заброшенный завод полупроводниковых материалов "Кристалл". Когда-то на нем работало до семи тысяч горожан. Сейчас рядом с городом строят аж два предприятия: завод по производству металлургического кремния и ферросплавный завод. Последний, кстати, сейчас заморожен: инвесторы и власти больше года не могут решить вопрос стоимости электроэнергии.
...Вечереет. Во дворе старики режутся в шашки. Мать тащит за руку сына домой. Жизнь продолжается.
Автор
Асель Минбаева

Руководитель
Эрнис Алымбаев

Фото
Эмиль Садыров

Видео

Эмиль Садыров

Дизайнер

Даниил Сулайманов